"Война не выгодна никому". Эксперты о причинах обострения на границе Армении и Азербайджана

«Война не выгодна никому». Эксперты о причинах обострения на границе Армении и Азербайджана

Правообладатель иллюстрации
Reuters

Image caption

Минобороны Азербайджана сообщило о гибели генерал-майора Полада Гашимова и полковника Ильгара Мирзяева

Уже почти сутки на границе Армении и Азербайджана, где несколько дней продолжались столкновения и артобстрелы, наблюдается затишье.

За последние трое суток общее число погибших с обеих сторон составило 16 человек. Это самый серьезный приграничный конфликт в этом регионе с апреля 2016 года.

Новое обострение конфликта между Баку и Ереваном началось в воскресенье на участке границы между Товузским районом Азербайджана и Тавушской областью Армении.

Очаг напряженности находится примерно в 300 км от Нагорного Карабаха, территорию которого Армения и Азербайджан оспаривают уже более 30 лет. Товузский район Азербайджана также граничит с Грузией.

Обмен обвинениями

Армения и Азербайджан, которые 30 лет находятся в состоянии конфликта из-за Нагорного Карабаха, обвинили друг друга в нарушении режима прекращения огня на участке совместной границы, находящемся к северу от спорного региона.

12 июля министерство обороны Армении заявило, что азербайджанские военные дважды нарушали государственную границу и пытались захватить опорный пункт.

В Баку заявили, что армянская сторона первой открыла огонь из артиллерийских орудий без каких-либо причин, и тем самым грубо нарушила режим прекращения огня.

Министерство обороны Армении утверждает, что армянские военные обстреливали не азербайджанские села, а только инфраструктуру и технику.

Азербайджанская сторона также заявила, что не обстреливала мирных жителей и гражданские населенные пункты в Армении.

Протесты в Баку

В Баку в ночь на среду прошла масштабная акция протеста. Ее участники скандировали: ‘Карабах!’, ‘Герои не умрут, Родина неделима!’, выражали поддержку армии и требовали возвращения Карабаха, а от президента – объявить Армении войну.

К полуночи толпа собралась у Аллеи Шахидов и у находящегося рядом здания Милли Меджлиса (парламента). У многих в руках были азербайджанские и турецкие флаги.

Часть толпы проникла в здание парламента. Только после этого полиция стала теснить людей с площади, применив слезоточивый газ и водометы и задержав некоторых участников.

Media playback is unsupported on your device

“Родина неделима” и “Карабах”. Ночные протесты в Баку

Точное количество участников стихийной акции трудно подсчитать, однако речь идет как минимум о тысячах. Акция прошла, несмотря на карантин, при котором в Баку разрешено выходить на улицу не более чем на два часа в день и запрещено собираться более чем по пять человек.

Такие несанкционированные акции не свойственны Азербайджану. Как отмечает политический обозреватель Шахин Рзаев, последний раз таких масштабов акция состоялась в 2016 во время четырехдневной войны в Карабахе, унесшей жизни сотен солдат.

Что говорит Ереван

Официальный Ереван на всем протяжении эскалации повторял, что ситуация на границе находится под контролем армянской армии, и регулярно сообщал об уничтожении азербайджанской техники и позиций.

Во вторник вечером говорилось о том, что сбиты до 10 дронов, а в среду утром — об уничтожении еще двух. При этом не уточняется, входят ли в их число самоуничтожающиеся дроны.

Интерес среди военных экспертов вызвало видео уничтожения дрона, которое армянская сторона идентифицировала как Elbit Hermes 900, израильский беспилотник на вооружении ВС Азербайджана.

По словам армянских властей, он был сбит из ЗРК “Оса” (производились в СССР). В Баку отрицают потерю своего беспилотника и утверждают, что сбили армянский дрон, однако доказательств этого не представлено.

МИД Армении также сообщал об обстрелах своих населенных пунктов. На момент выхода заметки жертв среди гражданского населения на армянской стороне не было.

Вопросы к ОДКБ и России

Армения — участница Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), 4-я статья которого предполагает, что агрессия против одного из государств рассматривается как агрессия против всех. В Ереване уверены, что перестрелки на границы начались именно с агрессии Азербайджана, и эту позицию официальные представители транслировали в Москву.

«Обратившись в ОДКБ, мы попытались привлечь внимание к тому, что имеет место факт агрессии в отношении Армении», — сказал посол Армении в России Вардан Тоганян агентству РИА Новости.

И если в случае столкновений в Нагорном Карабахе, статус которого оспаривается, у ОДКБ оставались формальные поводы избегать вмешательства, то сейчас речь идет о признанной международным сообществом границе между Арменией и Азербайджаном.

Но в ОДКБ не торопятся поддержать Ереван и посылают противоречивые сигналы. В понедельник на сайте организации появилась новость о проведении экстренного заседания для обсуждения эскалации, но вскоре заметка была удалена с сайта, а заседание было перенесено на вторник. Организация призвала обе стороны прекратить боевые действия.

Все это заставляет ряд армянских политиков и комментаторов обсуждать целесообразность членства в блоке и Россию как гаранта безопасности страны.

ОДКБ воспринимается как инструмент прежде всего российской внешней политики, несмотря на участие в ней также Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

«Армения является членом ОДКБ. Азербайджан НЕ является членом ОДКБ. Именно поэтому ОДКБ должна осудить провокации Азербайджана и призвать только азербайджанскую сторону к прекращению огня, без всяческих бессмысленных заявлений, направленных на обе стороны», — написал в «Твиттере» один из лидеров парламентской оппозиции Эдмон Марукян.

Редактор армянской газеты “Аравот” Арам Абраамян вспомнил по поводу ОДКБ выражение «проку, как от козла молока». Он пишет, что ОДКБ не гарантирует безопасности Армении, однако выход из блока чреват ухудшением отношений с Москвой, поэтому единственная реалистичная позиция — договориться с этим альянсом, существующим на бумаге, и ничего не ожидать от него.

Россия в целом остается над схваткой, призывает обе стороны к прекращению огня и предлагает роль посредника в переговорах. Нейтралитет союзника Еревана находится в резком контрасте с позицией Турции.

Ее руководство безоговорочно поддерживает “братский Азербайджан”, по выражению министра обороны Хулуси Акара, и даже угрожает Армении, хотя формально Баку и Анкару не объединяет членство в военном блоке (Турция — член НАТО).

Русская служба Би-би-си спросила экспертов о причинах обострения конфликта между Арменией и Азербайджаном, а также о возможных вариантах развития ситуации.


Почему произошло обострение конфликта?

Владимир Новиков, политолог, заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ:

Подобные инциденты уже происходили на государственной границе Армении и Азербайджана. Те, кто следит за ситуацией, помнит Мюнхенскую конференцию по безопасности этого года, в ходе которой была встреча и совместная пресс-конференция Пашиняна и Алиева, в результате которой стороны не только не договорились, но и их последующий публичный диалог был, мягко говоря, далек не только даже от дружелюбия, но и от понимания.

Есть еще и внутриполитические причины — азербайджанские, которые могли побудить Алиева и его соратников к действиям. В стране не очень хорошая эпидемиологическая ситуация, растет массовое недовольство. Как мы понимаем, последствия “коронакризиса” довольно сильно ударят по Азербайджану. Из-за этого возникает необходимость переключить внимание недовольных на некий объект. Совершенно очевидно, что на роль такого объекта подходит постоянно тлеющий конфликт из-за Карабаха.

В Армении мы видим несколько накладывающихся друг на друга процессов. Первое — это то, что Армения оказалось самой пострадавшей от “коронакризиса” страной в регионе. Второе — это, собственно говоря, политическая ситуация в самой Армении, когда начался очередной раунд борьбы между властью и оппозицией. И, видимо, в Баку решили, что в этот момент можно показать легкий победоносный военный маневр, рассчитанный на внутреннего зрителя.

Исмаил Агакишиев, политолог, глава Центра кавказоведения при МГУ:

Мы помним, что в Армении после революции к власти пришло новое правительство, избранное народом. Никол Пашинян боролся, как он понимал, с коррупционерами и обещал, что добьется экономического прорыва. И все, что он может, он делает.

Но в условиях конфликта с Азербайджаном и экономической блокады (со стороны Азербайджана и Турции) выполнить обещанное очень сложно. В такой же ситуации оказался бы любой другой политик на посту руководителя Армении. Как в таких форс-мажорных условиях может развиваться экономика? Да, армянская диаспора очень богатая, но они не будут вкладывать деньги в форс-мажорную территорию.

Никол Пашинян не выполнил обещания, потому что не мог, в той ситуации, о которой я говорил. А в связи с пандемией ситуация еще больше усложнилась. К тому же шла политическая борьба: те силы, которые потеряли власть [c приходом Пашиняна], естественно, они недовольны, и была опасность, что они могут поднять население против действующей власти.

Александр Искандарян, директор Института Кавказа (Ереван):

Я бы не сказал, что обострение конфликта было внезапным. Да, действительно, такого крупного столкновения не было с 2016 года. Причем, в 2016 году это было на границе Азербайджана и Карабаха, а сейчас — на границе Азербайджана и Армении.

Но там постреливают перманентно, я там бывал лично — два села Мовсес и Чинари — обстреливались с азербайджанской стороны. Во-вторых обстреливались поля, людям было невозможно работать.

Я бы эту проблему назвал отсутствием нормальной делимитации границ между странами после распада Советского Союза. В Армении и Азербайджане эта проблема усугубляется конфликтом. Невыверенность границ при наличии конфликта приводит к тому, что постоянно происходят такого порядка неполадки в системе.

Нерешенность этого вопроса приводит к тому, что время от времени происходят столкновения на границе. В этот раз это довольно крупное столкновение, погибли люди, сбито довольно много летательных аппаратов. Но я бы не сказал, что это что-то принципиально новое.

Томас де Ваал, специалист по Кавказу, Центр Карнеги Европа:

Ничего случайного здесь нет. Нарушения прекращения огня — политическое решение. В 2018 году после революции в Армении насилие почти сошло на нет, благодаря инструкциям от обоих лидеров и обещанию 2019-го года “подготовить оба общества к миру”, которое теперь проигнорировали.

Это (еще пока) не повторение четырехдневной войны 2016-го года. Борьба идет на международно признанной границе. До 2018-го этот густонаселенный регион был местом нарушения соглашения о прекращении огня.

Лоуренс Броерс, исследователь конфликтов на Кавказе, директор кавказской программы организации “Ресурсы примирения”, эксперт Королевского института международных отношений в Лондоне (“Чатэм-хаус”):

Пока неясно, насколько просчитаны или запланированы были масштабы этой эскалации конфликта. Похоже, что именно элемент внезапности спровоцировал настолько сильный обмен огнем.

Важным кажется тот факт, что обе стороны не видели возможности отступить, несмотря на отсутствие доказательств крупной наступательной операции, как в апреле 2016-го. Это показывает очень высокую степень готовности к войне и тот факт, что лидеры обеих стран оказались в ситуации пандемии при незавершенных процессах консолидации власти у себя дома.

Это также говорит о том, что они упустили возможность воспользоваться трехлетним перемирием и инвестировать в мирные стратегии, которые помогли бы охладить ситуацию, возникшую сейчас.


Кто был первым?

Владимир Новиков:

Мы не знаем была ли эта ситуация спланированной или она развивалась спонтанно. Мы пока этого не понимаем, для этого необходимо внимательно изучать все, что происходило.

В пользу версии спланированности говорит тот факт, что все это произошло на момент обострения внутриполитической ситуации в Армении.

То есть, если азербайджанская сторона эту ситуацию планировала, то она воспользовалась внутриармянским политическим кризисом. При этом видимо, посчитав, что внутренняя слабость партнера делает его более уязвимым.

Видимо, не просчитав тот момент, что внешняя угроза скорее сконсолидирует сейчас общество. Мы уже слышали позавчера, один из оппонентов премьера [Никола Пашиняна] Гагик Царукян заявил, что до урегулирования ситуации с инцидентом на границе он снимает любую оппозиционную активность.

Исмаил Агакишиев:

То, что перестрелка началась со стороны Армении — это однозначно. Потому что азербайджанские военные стреляли бы только против тех сил, которые оккупировали их территорию.

Тем более, что они прекрасно понимают: между Россией и Арменией есть договор о военном сотрудничестве, и Армения входит в ОДКБ.

Если войска Азербайджана окажутся на территории Армении, то у Азербайджана будут проблемы не только с Арменией, это будет равнозначно тому, как если бы Азербайджан объявил войну всем участникам ОДКБ. Азербайджану это невыгодно.

Томас де Ваал:

Неясно, кто сейчас начал, но Азербайджан более заинтересован, потому что он любит напоминать миру, что ситуация на месте «не нормальная», и недоволен отсутствием политического прогресса с 2018 года. 7 июля президент Алиев сказал об этом открыто.

Однако, как только одна сторона начинает, другая отвечает, и обе не хотят отступать. Обе глубоко чувствительны к этому конфликту.

Мы видим эффект сплочения в обеих странах. Это полезно для обоих правительств, потому что отвлекает от экономических бед и пандемии.

Александр Искандарян:

Я бы не сказал, что азербайджанская и армянская версии сильно отличаются. Вот эти все разговоры о том, кто первый начал и кто первый выстрелил.

Может быть, это во внутриполитическом контексте и имеет какое-то значение, а я подхожу к этому вопросу как политолог. Понятно, что дело в неурегулированности конфликта, что этот конфликт выходит за пределы Нагорно-Карабахской Республики, и время от времени случаются эксцессы такого порядка на границе Армении и Азербайджана.

Постоянно происходит перемещение войск, ведется военное строительство, оборудование военных пунктов. Все это время от времени приводит к такого рода столкновениям.

У Армении никаких рациональных причин идти на обострение нет. Никаких проблем, которые Армения может решить такого рода провокациями, нет. Сейчас это произошло, потому что было столкновение, потому что была попытка захватить армянский пост, но [азербайджанской стороне] не удалось использовать фактор неожиданности.


Почему не в Карабахе?

Азад Исазаде, военный эксперт:

В случае провокации на границе в Товузе у Азербайджана нет возможности прорваться на оперативный простор, потому что сразу за линией фронта — армянские населенные пункты, и Азербайджан превращался бы в агрессора.

Азербайджан вынужден работать на участке в полкилометра-километр, то есть Армения не рискует, что Азербайджан прорвет линию фронта, и никакого глубинного наступления, в отличие от 2016 года, они уже не опасаются.


Что будет происходить дальше?

Владимир Новиков:

Здесь, как мне кажется, есть вопрос о соотношении двух факторов. Первый — понимание политиками своих интересов, и второй — давление на этих политиков со стороны общественного мнения. Если мы говорим о рациональном интересе, то очевидно, что рациональный интерес и Еревана, и Баку заключается в том, что это надо быстрее прекратить.

Результат показал, что маленького такого красивого военного момента на потребление широкой публики не получилось, значит, надо прекратить. А вот теперь вопрос, насколько вероятно, что бакинское руководство может оказаться заложником общественного мнения.

Да, безусловно, ряд признаков — митинги в Баку, заявление Турции и все прочее — говорят о том, что риск возникновения большой войны в регионе есть. Но, но, но… К этому есть очень много «но». Одно дело — риторика, другое дело — хотят ли сейчас люди переходить к военной ситуации.

И еще один момент — это ситуация, которая, скажем так, очень неприятна для Москвы, потому что фактически она в очередной раз показывает некий кризис внутри ОДКБ. Мы понимаем, что где это произошло — это уже зона ответственности ОДКБ, и мы уже слышим голоса в армянском обществе, что ОДКБ не работает, ОДКБ мертвая структура.

И, безусловно, Москва здесь, как я понимаю, оказывается, в не очень удобной ситуации не по своей вине.

Мы понимаем, что в ОДКБ нет единства в отношении взаимных обязательств, и что виновником отсутствия единства является не Москва, и не Ереван, а некая третья сторона — в лице Лукашенко, который неоднократно говорил, что он не будет посылать белорусских солдат куда-либо за пределы Белоруссии.

Возникает тогда вопрос: а почему тогда Белоруссия брала на себя обязательства в рамках ОДКБ?

Исмаил Агакишиев:

Крупномасштабная война не выгодна никому. Азербайджану невыгодна потому что Азербайджан не претендует на территории Армении, Азербайджан хочет только, чтобы его территории были освобождены.

Армения понимает, что им тоже невыгодна эта война, потому что страны ОДКБ отложили решение вопроса. При том экономическом кризисе и ситуации с пандемией странам ОДКБ этот конфликт не нужен, а в Белоруссии выборы скоро.

Томас де Ваал:

Россия, у которой прочные отношения с обеими сторонами, будет стремиться к новому соглашению о прекращении огня. Но, как и в 2016-м, мы уже видим антироссийские настроения в обеих странах, которые ослабляют ее позиции. В Азербайджане недовольство из-за того, что Москва является военным покровителем Армении, а в Армении — так как Россия не поддерживает своего союзника.

Турция полностью поддерживает Азербайджан, она оставила амбиции быть посредником. Иран стоит в стороне и ищет хороших отношений с обеими сторонами. Не верьте тем, кто говорит, что Иран как-то вовлечен.

США, хотя и являются сопредседателем Минской группы (группа стран-членов ОБСЕ, возглавляющая поиск путей мирного урегулирования Карабахского конфликта — Би-би-си), снова никак себя не проявляют. Однажды Армении и Азербайджану придется пойти на болезненные компромиссы, помириться и снова зажить по-соседски.

Новые столкновения только проливают кровь, приносят горе, подпитывают мифы, отравляют политику и отдаляют этот день.

Александр Искандарян:

Азербайджанской стороне нанесен серьезный удар, и в Баку достаточно реваншистские дискуссии сейчас происходят — на уровне людей, которые сейчас выходят на улицы. Можно предположить, что могут найтись какие-то горячие головы, которые могут пойти на какое-то обострение, но я не думаю, что вероятность этого велика. Риски слишком большие.

Любая такого рода акции является провокацией — так как она провоцирует ответ. Если же думать, является ли эта акция частью более широкого плана по развязыванию широкомасштабных военных действий, то нет, я так не думаю. Это хоть и довольно крупное, но локальное столкновение.

Лоуренс Броерс:

Ставки сейчас высоки. Приграничная территория, где это сейчас происходит, очень густо населена мирными жителями с обеих сторон, в отличие от линии соприкосновения Нагорного Карабаха, и человеческие жертвы могут быть очень большими.

Поскольку речь идет, в частности, и о территории Армении, это еще и проверка для России и ОДКБ в плане обеспечения сдерживания в регионе.

При локальных военных столкновениях Россия и ОДКБ могут обойтись минимальными действиями, но в случае более широкомасштабных конфликтов вопрос их компетенции в том, что касается выполнения этой функции в регионе, встанет ребром.

READ  В Госдуме прокомментировали новые детали крушения самолета Качиньского: Политика: Россия: Lenta.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *