Каннский кинофестиваль: Надо говорить о влиянии русской культуры на Европу

меняВ мае 2014 года, когда война на востоке Украины только началась, я был на Каннском кинофестивале. Было тепло, светило солнце, и только что закончилось шоу, полное кино и критиков. Я вышел из дворца и прочитал новость: российские солдаты похитили людей в Луганске, захватили административные здания, ведут бои вокруг местных аэродромов. Двумя месяцами ранее, в марте 2014 года, Россия оккупировала Крым, а тремя месяцами ранее, в феврале, во время антиправительственных протестов в центре Киева было убито около 100 человек.

Украинское общество изо всех сил пыталось осмыслить свою новую реальность — реальность войны. Я не мог дышать и хотел своих слез, я искал место, чтобы спрятаться, и пошел в церковь, которая была почти пустой. Я не религиозный человек, но в том храме я задумался об этом глубоком контрасте между жизнями людей, которые живут в Донецке, и людьми в Каннах.

Это была моя третья поездка в Канны, и хотя участие в фестивале было для меня неприятным, я знала, зачем приехала: кино и его способность примирить нас с вибрацией мира, в котором мы живем. Кино для меня всегда было окном в «другого», уроком эмпатии, дающим понимание разных жизненных путей. Я думал, что фестивали, особенно те, которые устанавливают правила, должны это отражать.

READ  Российско-украинский кризис: Внутри сверхсекретной танковой базы, которая обеспечивает Украине лучшую защиту от российского вторжения | Мировые новости

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.