Саммиты Россия-США: холодная война превращается в хорошую химию

ПАРИЖ: Пока президент США Джо Байден и его российский коллега Владимир Путин готовятся встретиться на своем первом саммите в среду, мы смотрим на прошлые исторические конфронтации между двумя ядерными державами:
Дуайт Эйзенхауэр и Никита Хрущев встретились в Кэмп-Дэвиде в сентябре во время первого визита советского лидера в Соединенные Штаты.
Хрущев приехал со своей семьей и воспользовался возможностью совершить поездку по стране, исследуя кукурузные поля Айовы, а также Голливуда, где он произнес одну из своих тирад перед аудиторией, в которую входили Мэрилин Монро и Элизабет Тейлор.
Саммит завершился заявлением о том, что две сверхдержавы работают над переговорами о разоружении и статусе Берлина, который был разделен во время холодной войны.
Кеннеди познакомился с очаровательным опытом Никиты Хрущева в июне 1961 года под фресками в стиле барокко бывшего Императорского дворца Шенбрунн в Версале в Вене.
Встреча на высшем уровне окажется ледяной битвой, подобающей эпохе холодной войны, еще более похолодавшей из-за неудачного вторжения в Залив Свиней, которое произошло незадолго до этого. Берлин был на повестке дня, но через два месяца стена, разделяющая город, была построена.
Год спустя произошел кубинский ракетный кризис, поставив мир на грань ядерной войны.
Вьетнамская война затмила майский московский саммит, на котором собрались Ричард Никсон и Леонид Брежнев. За несколько дней до поездки президент США отдал приказ о массированной бомбардировке Ханоя.
Но саммит окажется важным для начала периода разрядки между двумя сверхдержавами, поскольку они подписали договоры об ограничении стрелкового и среднего оружия и ракет.
В совместном заявлении они заявили, что мирное сосуществование – единственная основа для взаимоотношений в ядерный век.
Двое мужчин встречались еще два раза, находясь у власти, подтверждая потепление в отношениях. Но позже отношения ухудшились после советского вторжения в Афганистан в 1979 году.
За четыре года Рональд Рейган и Михаил Горбачев провели четыре саммита.
Их первая встреча произошла в Швейцарии в 1985 году, где Рейган, все еще ругая «империю зла» и готовясь к созданию системы космической обороны, предложил ему и Горбачеву прогуляться «подышать свежим воздухом» на берегу Женевского озера. .
Когда они вернулись, речь шла о «химии». Рейган находил Горбачева «очень комфортно, и с ним очень легко быть», как позже вспоминала его жена Нэнси, и этот фактор позволил им, по их взаимной оценке, вернуть гонку вооружений в нужное русло.
Через год после Женевы две сверхдержавы снова встретились в столице Исландии Рейкьявике, чтобы обсудить ликвидацию своих ядерных арсеналов.
Но переговоры провалились, когда Вашингтон отказался отказаться от разработки своего проекта противоракетной обороны «Звездных войн», который Кремль счел неприемлемым.
Однако с тех пор саммит рассматривается как предвестник значительной деэскалации и поворотный момент в холодной войне.
Это привело к заключению в 1987 году договора, требующего от обеих держав ликвидировать свои ядерные ракеты малой и средней дальности. Тысячи этих орудий были списаны на слом, что стало первым серьезным сокращением вооружений конкурентами.
Борис Ельцин был встречен как “друг” его американским хозяином Джорджем Бушем во время его первого визита в Соединенные Штаты после распада Советского Союза.
Эти двое стремились установить тесные личные отношения в качестве основы для экономического сотрудничества между своими странами, но также и для дальнейшего сокращения своих ядерных арсеналов.
Саммит ознаменовал выход Ельцина на мировую арену и первое заседание Совета Безопасности ООН, посвященное эпохе после холодной войны.
Билл Клинтон и Борис Ельцин за время своего пребывания в должности провели восемь саммитов, которые совпадали на протяжении большей части 1990-х годов.
Их вершина была в Гайд-парке, Нью-Йорк, в 1995 году, где временами казалось, что двое мужчин, у которых было много разногласий на протяжении многих лет, были как старые друзья.
Саммит не привел к прорывным договоренностям, но замечание, сделанное Ельциным на пресс-конференции, подняло настроение и вызвало у Клинтона неконтролируемые приступы смеха.
«Вы пишете, что сегодняшняя встреча с президентом Биллом Клинтоном будет катастрофой», – сказал Ельцин репортерам.
«Что ж, теперь я впервые могу сказать вам, что вы – катастрофа».
Клинтон потратил несколько мгновений, пытаясь успокоиться, когда дружелюбно обнял Ельцина. У русского же была спокойная улыбка комика, только что снесшего дом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *